Гибридные жанры литературы: составляем ридинг-лист

Разбираемся в автофикшн-литературе и выбираем, что почитать.

Неделю назад в Москве прошла ярмарка интеллектуальной литературы non/fictio№22, где издательство Ad Marginem провело дискуссию о популярности гибридных жанров литературы. Один из них, автофикшн, последние несколько лет стремительно набирает популярность не только зарубежом, но и в России: небольшие независимые издательства активно переводят новые и забытые произведения, написанные в его рамках. 

Редакция ART FLASH попыталась разобраться, как появились гибридные жанры, почему они стали популярны и что читать, если хочется поближе познакомиться с их представителями.

Автофикшн: начало

Впервые термин «автофикшн» использовал французский писатель Серж Дубровский в 1977 году — в предисловии к своему роману «Сын». Тогда слово казалось неологизмом, потому что одновременно означало реальные события и вымысел. И хотя роман Дубровского не получил широкого распространения, элементы, которыми он пользовался, начали появляться в работах других писателей. 

Биография, научная теория и вымысел

Границы автофикшна размыты. Писатели не пытаются попасть в жанровые рамки, они исследуют его пределы и формы. Так развивается теоретический автофикшн — жанр, построенный на смешении личного опыта и отсылок к теории. 

В нём тоже нет правил: тексты theory fiction связаны с научной теорией, например, психоанализом и философией («Аргонавты» Мэгги Нельсон), отсылают к журналистским статьям («Кинг-конг теория» Депант) или даже биографиям художников (Оливия Лэнг «Одинокий город»).

Отсутствие канона позволяет писателям уйти от привычного понимания романа и найти новую форму. Поэтому теоретики всё чаще говорят об уходе постмодернистской литературы в прошлое и приходе новых текстов в эпоху постправды.

Что читать: 6 автофикшн-книг, написанных женщинами

Сегодня автофикшн чаще всего ассоциируется с литературой, написанной женщинами и квир-персонами. Он предлагает новый язык повествования, уходит от линейного сюжета, а потому является подходящим жанром для описания опыта, выпадающего из рамок общепринятой нормы.

1. «Под стеклянным колпаком», Сильвия Плат

Автобиографический роман американской поэтессы Сильвии Платт часто называют важным художественным феминистским текстом. Писательница говорит об изнанке женской жизни, в которой есть место и электрошоковой терапии, и потребительскому отношению мужчин, и суицидальным попытками. Из-за грубого реализма книгу невысоко оценили литературные критики, преимущественно мужчины.

Сильвия Плат

Сильвия говорила, что работа над романом поможет выплеснуть эту историю на бумагу и жить дальше. Книга вышла под псевдонимом, а меньше, чем через месяц, писательница покончила с собой, задохнувшись в духовом шкафу.

2. «Детство», «Юность», «Зависимость», Тове Дитлевсен 

Было бы неправильно сказать, что датская писательница Тове Дитлевсен повторяет традицию Платт — она была старше Сильвии на 15 лет. Но схожесть в их биографиях и работах ощутима: обе поэтессы, обе писали о себе и ментальных проблемах в автобиографической прозе.

Трилогия Дитлевсен рассказывает о детстве и юности в датской рабочей семье, живущей в предвоенной Европе, а также о её взрослой жизни, большая часть которой прошла в зависимости от опиоидов. Несмотря на тяжесть описываемых событий книга читается быстро и легко.

3. «Одинокий город», Оливия Лэнг

В произведениях Оливии Лэнг автофикшн часто переплетается с биографиями других людей. Оказавшись одна в Нью-Йорке, она пишет книгу «Одинокий город», где исследует феномен одиночества, прибегая к историям жизней известных художников: Эдварда Хоппера, Энди Уорхола и Дэвида Войнаровича. 

Лэнг продолжает обращаться к биографиям в тексте «Путешествие к Источнику Эха. Почему писатели пьют», где, исследуя алкоголизм, пишет о жизнях Эрнеста Хемингуэя, Фрэнсиса Скотта Фицджеральда и Теннесси Уильямса.

Оливия Лэнг. Источник: Ad Marginem

4. «Гостья», Симона де Бовуар

Хотя Симона де Бовуар известна как теоретик философии и автор «Второго пола», среди её работ есть и прозаические произведения. Одно из них, роман «Гостья», посвящённый Ольге Козакевич, описывает отношения людей внутри любовного треугольника. 

В героях легко угадываются реальные персонажи из биографии Бовуар. Прообраз театрального режиссёра Пьера Ларусса — Жан Поль Сартр, его помощница и писательница Франсуаза Микель — сама Симона. Книга уникальна и тем, что позволяет разделить вместе с де Бовуар её чувства и, если не понять, то хотя бы попытаться увидеть, какими представлялись свободные отношения автору одной из главных феминистских работ.

5. «Выгон», Эми Липтрот

«Выгон» — дебютный роман англичанки Эмили Липтроп. Он интересен не только биографическим описанием борьбы с зависимостью, одиночеством, но и природными пейзажами северо-востока Шотландии. То, через что проходит героиня, сейчас бы назвали вынужденной самоизоляцией. Возможно, именно поэтому книга стала так популярна. 

6. «Аргонавты», Мэгги Нельсон

Ещё одно произведение от издательства No kidding press. Название книги отсылает к кораблю Арго, на котором плавали аргонавты. Перестраивая судно каждый раз, аргонавты не придумали ему новое название, а потому, изменившись внешне, корабль всегда оставался прежним.

С этой отсылки к «Одиссее» начинается книга Нельсон, а дальше — больше литературных и философских вставок. Теория помогает писательнице исследовать собственное материнство и трансгендерный переход своего партнёра. Книга легко читается, даже если вы никогда не интересовались философией и не проживали похожий опыт.

Источник: No kidding Press
подписка на журнал
Подпишитесь на нашу бесплатную еженедельную рассылку, чтобы всегда оставаться в курсе новостей искусства и моды