Бодипозитив, плёнка и Gucci: как Петра Коллинз стала главным фотографом миллениалов

Петре Коллинз нет и 30 лет, а она уже успела поработать с Levi’s и Adidas, стать лицом Gucci и снять клипы для Карли Рэй Джепсен и Селены Гомес. Рассказываем, как девушка из Торонто стала звездой модной индустрии.

Источник: Инстаграм @petrafcollins

Детство, тревога и дисморфия

Петра родилась в семье венгерских иммигрантов. Её мать сбежала из самолёта во время пересадки в Торонто на пути в Кубу: уехать из Венгрии можно было только в страны с социалистическим режимом. В интервью журналу i-D девушка признаётся: «‎Мои родители много пережили, чтобы обеспечить мне и моей сестре достойную жизнь. Наше благополучие всегда было под вопросом. Это ощущалось на протяжении всего детства». 

Другом детства Петры была родная сестра, которая до сих пор остаётся главным человеком в её жизни. «‎Мы делим вместе многое, в том числе и вещи, которые не хотели бы иметь, например, дисморфию», – говорит она. Эти странные, недоверительные отношения с собственным телом позже проявились в её творчестве, но уже в новом качестве: каждый снимок девушки манифестирует естественность женского тела.

Источник: Инстаграм @petrafcollins

Дислексия, первые съёмки и бодипозитив

«‎Когда я впервые взяла камеру в руки, я старалась задокументировать происходящее, снять девушек такими, какие они есть. Я была одной из них», – рассказывает Петра. Она начала снимать в старшей школе, и это буквально спасло её. Из-за дислексии Коллинз плохо училась и завалила экзамены. На помощь пришёл новый учитель по искусству. «‎Тебе нужно идти и снимать, а не сидеть в классе», – сказал он 18-летней Коллинз.

Позже её работы заметил Ричард Керн, снимавший Марину Абрамович, Ника Кейва и Мэрилина Мэнсона. Керн вдохновлялся эстетикой насилия, экстремального секса и извращений. Позже женщины, участвующие в съёмках фотографа, обвинили его в харассменте. Петра помогала ему снимать, пока на неё не обратил внимание фотограф Райан МакГинли, работающий с молодыми людьми из ЛГБТ+ сообщества и различными субкультурными течениями. Коллинз стала его протеже, и её работы появились на выставках фотографий и современного искусства. 

Петре не нравилось, что в мире искусства доминируют мужчины, поэтому в 2010 году она  создала The Ardorous – онлайн-платформу для молодых художниц. Девушка хотела поставить под сомнение концепцию женственности в её патриархальном понимании и наделить их активной ролью, избавив от мужского оценивающего взгляда. Тогда же она выпустила свою книгу Babe, предисловие к которой написала журналистка, писательница, активистка и бывший модный блогер Тави Гевинсон. В книгу вошли работы 30 художников из разных стран, посвящённые женской идентичности и связи феминизма и сексуальности. 

Продолжая исследовать женскую сексуальность, Петра опубликовала в своем Instagram-аккаунте фотографию в бикини, из-под которого виднелись волосы. Модераторы социальной сети удалили снимок. В ответ на это Коллинз написала эссе «Почему инстаграм цензурирует мое тело?» для The Huffington Post, где выступила против женоненавистничества, которое демонстрируют СМИ и другие медиа, изображая женские тела.

Источник: Инстаграм @petrafcollins

Dazed, Gucci и Селена Гомез

В 2011 году Петра начала снимать для модных журналов. Её работы публиковались в Vogue, Purple Magazine, i-D Magazine и в других изданиях. Тогда же Коллинз пригласили поучаствовать в первых коммерческих съёмках для модных домов. Клиентами Коллинз были  Levi’s, Adidas, Cos, Calvin Klein и Stella McCartney.

Работы Петры заметили в Dazed. Вместе с Calvin Klein они включили её в список 100 художников, создающих молодёжную культуру. Тогда же у Петры появилось новое увлечение – видеосъёмка. В 2016 году она сняла фильм для Gucci под названием Hungarian Dream, в котором рефлексировала о своём детстве и семье. Позже бренд Gucci пригласил Петру создать еще несколько фильмов, сняться вместе с Дакотой Джонсон и Хари Неф в ролике Bloom и пройтись по подиуму во время показа.

Источник: YouTube Gucci

В это же время Петра вступила в ещё один крепкий профессионально-творческий союз. На этот раз ее партнёршей стала Селена Гомес. Коллинз сняла для певицы клип на трек Fetish. В нём легко узнаётся стиль Петры, который из фотографий попадает на видео: игра со светом и магически реалистичная обстановка. Позже Петра пригласила Гомес сняться в короткометражном хорроре A Love Storу, а через пару лет певица выпустила альбом Rare, обложку для которого сняла Петра.

Источник: YouTube Селены Гомес

Телестность, свет и плёнка

На первый взгляд кажется, что работы Петры показывают какую-то другую вселенную, но на самом деле она просто документирует то, что происходит здесь и сейчас. «‎Мне повезло, потому что я могу показать другим людям то, что скрыто внутри. Фотография обнажает», – говорит Петра. 

Обнажать внутреннее Коллинз помогает игра со светом. Она почти никогда не снимает при естественном освещении, вместо него использует неоновые лампы, торшеры, фонари, свечи и даже диско-шары. Кстати, неону Петра посвятила целую серию работ Neon Works. Фотограф снимала неоновые вывески с ироничными надписями с 2014 по 2015 год, а потом объединила их в коллекцию. 

Волшебности снимкам Коллинз придает плёнка, на которую она делает свои снимки. Фотокритики видят в этом иронию: фотографии, снятые на 35-милиметровую плёнку, расходятся по Instagram, Tumblr и другим социальным сетям. 

Большое внимание в своих фотографиях Коллинз отводит женскому телу. «Другие люди могут наслаждаться видом женского тела, но самой женщине это запрещено. Как только она начинает чувствовать себя хорошо и гордиться своим естественным состоянием, общество наказывает ее. Эти странные колебания сбивают с толку взрослеющих девочек. Ты должна сделать невозможное, чтобы одновременно быть и не быть сексуальной, подчиняться и при этом все контролировать, быть красивой и скрывать, каких трудов это стоит», – объясняет Петра. 

Источник: Инстаграм @petrafcollins

подписка на журнал
Подпишитесь на нашу бесплатную еженедельную рассылку, чтобы всегда оставаться в курсе новостей искусства и моды