Картинка

Дом вернется. Путеводитель по выставке Grabar Gallery в Терминале А

Что значит слово «дом» для каждого из авторов новой выставки «Завтра утром, на рассвете, дом вернется, говорят»?

До 26-го июня в Нижнем Новгороде проходит коллективная выставка о чувстве дома «Завтра утром, на рассвете, дом вернется, говорят»: команда Grabar Gallery открыла ее в центре современного искусства «Терминал А».

Фото: Анатолий Козьма

На выставку можно прийти с аудиогидом или с экскурсией, а можно вооружиться нашим текстовым путеводителем. Специально для ART FLASH Magazine куратор Кристина Романова рассказала, как смотреть экспозицию так, чтобы точно ничего не упустить. 

Куратор выставки Кристина Романова

Почему Нижний?

Для начала нужно добраться до самого Терминала А, который находится не в самом центре Нижнего Новгорода, но прямо на набережной Волги. Это район Красной Слободы, где вся архитектура — это комплекс старинных полуразрушенных зданий судостроительного завода. Он сам по себе оказывается таким забытым домом, который постепенно обретает новую жизнь: сейчас там рестораны, мастерские и небольшие производства, музыкальный клуб.

Фото: Анастасия Пономарева

Терминал А занимает довольно большую часть этого анклава, и когда вы попадаете внутрь, то оказываетесь в гигантском пространстве с высоченным потолком, который поднимает взгляд наверх. Сразу хочется разглядывать детали потолка, стены, кирпичную кладку, замазанную пеной; хочется спросить — а что здесь было? Вы будто зашли в чужой пустой дом и пытаетесь в нем как-то освоиться.

Важно, что выставка про дом проходит именно в Нижнем Новгороде. Здесь за последние десять лет было сделано довольно много проектов, связанных с темой дома: в том числе — выставки в старых деревянных домах и отличный проект в Музее интеллигенции. Кроме того, многие жители города не хотят оставлять свой дом. Это именно то место, откуда уезжать не хочется.

Кочевничество Юлии Вирко 

Текст о выставке напечатан на ткани, и он сразу задает настроение архитектуре: здесь все отступает от стен и парит в воздухе. Ткань начинает колыхаться даже от того, что вы вошли — и с этого момента все начинает расшатываться, теряя свою опору.

Мы начинаем с холста Юлии Вирко «Скалолаз», где лицо человека прячется в ветвях деревьев. Здесь есть отсылка к домику на дереве, который каждый из нас хотел соорудить себе в детстве: забраться повыше и оттуда наблюдать. Дальше мы встречаем еще несколько работ Юлии с образами, которые она связывает со своим перемещением по разным странам. 

Фото: Анатолий Козьма

Зарисовки в скетчбуках, записи в блокнотах и фотографии становятся основой массива ее визуальных воспоминаний, который затем, в мастерской в Москве, она перерабатывает в масштабные холсты. Главными образами становятся нагруженные вещами лодки и палатка. Художница находится в постоянном путешествии в погоне за визуальными впечатлениями, опытом, в поиске себя.

Для меня дом — это когда ты можешь погрузиться в ощущение теплоты, спокойствия; как правило, эту теплоту можно найти среди друзей и близких. Но еще, когда ты сконцентрирован на своей работе, все становится тихо вокруг — это тоже внутренний покой и внутренний дом. Поэтому для художника важно иметь возможность работать где бы то ни было, писать этюды или делать зарисовки в путешествиях.

Юлия Вирко

Миражи Милы Гущиной

Если для Юли превратить свою жизнь в кочевничество — это личный выбор, то для художницы Милы Гущиной это не так. Она всегда находилась в поиске своего дома; обрести его остается мечтой. Сейчас у Милы временный дом, а свою мечту она создает через вышивку: дом у нее превращается то в кочевую палатку, то в отдаляющийся мираж. На черной хлопковой ткани цветными нитками она вышивает воспоминания из прошлого и мечты о будущем.

«Будучи взрослой, я никогда не жила в одной и той же квартире дольше года, не успевая найти для себя в доме опору и место силы. С годами у меня крепло ощущение, что любого дома можно лишиться в один день. Я поняла, что для меня дом находится всегда в прошлом или в будущем, но никогда — в настоящем времени. 

В прошлое хочется мысленно возвращаться потому, что там ко мне не подкрадутся новые перемены реальной жизни; когда же я думаю о доме в контексте будущего времени, я часто использую слово «мираж», потому что идея дома манит и ослепляет абстрактным будущим, которое мерцает где-то на горизонте иллюзорными мечтами».

Мила Гущина

Семейный круг Алены Рогатко

Следующий шаг в нашем путеводителе — работы Алены Рогатко из Омска. Для нее дом — в первую очередь ее семья. В качестве медиа Алена выбирает текстиль: это сотканные вручную коврики. Четырехчастная работа расположена в пространстве Терминала А так, что мы можем смотреть на них с разных сторон, и считываться они будут по-разному. По изначальному замыслу художницы смотреть работу нужно было справа налево: сначала мы видим стол, за которым собралась семья; со временем люди исчезают, оставляя ее одну; в конце — пустое пространство. Это личная история о доме художницы, который сейчас заброшен и забыт, хотя когда-то все было иначе: семья собиралась там на праздники и посиделки.

Фото: Анатолий Козьма

«Когда я думаю о доме, я представляю место, в которое хочется вернуться; место, оставшееся в воспоминаниях, снах и мечтах. Эта композиция — способ принять и прожить заново личную историю. Теплый семейный круг, который со временем как будто тает и постепенно исчезает совсем».

Алена Рогатко

Однако если мы обходим эти панно с другой стороны и смотрим слева направо, то видим, как дом постепенно «наполняется» людьми. Возможно, когда-то тот же самый дом обретет вторую жизнь и наполнится заново.

Волшебные замки Анны Быстровой

Говоря о семейном доме, можно перейти к работам художницы Анны Быстровой, которая никогда не теряла свой дом: наоборот, она везде его обретает. И в путешествиях по Сибири, и в доме на колесах, и в Подмосковье на семейной даче. Мы видим повторяющийся образ замка. Это разговор про личное, а подсказку дает холст в центре композиции — замок, внутри которого находится озеро как символ внутреннего покоя. Вся серия «Далекий край моего сердца» создана специально для этой выставки.

Фото: Полина Туманова

Идея рисовать замки возникла неожиданно. Как-то вечером я пересматривала фотографии с копийной практики: два года назад мы копировали фрески XVII века в храме в Ростове. На этих фресках просто невероятная архитектура — потрясающие дворцы и розовый цвет, экспрессивный и при этом воздушный, и такой мощный ход по пластике, такая сумасшедшая детализация, что мне сразу захотелось что-то подобное нарисовать. Я натянула холст и в тот же вечер набросала большой замок, внутрь которого спрятала озеро. Когда замок возникал на холсте, у меня было ощущение, что это образ моего сердца, которое спрятано в лесу, а скрытое озеро — самое дорогое, что у меня есть.

Анна Быстрова

Хижины снов Анны Марамыгиной

Дальше мы отправляемся к объектам молодой керамистки Анны Марамыгиной. Убегающие дома с ножками отсылают к фантазиям и сновидениям художницы: однажды ей приснилась целая деревня с такими хижинами. И есть еще одна заметная работа: «Дом Аарона», где у дома появляется корень настоящего дерева. Визуальный образ работ художницы строится на фактуре керамики, на ее полутонах и цвете, природных материалах и узнаваемых фигурках муравьев, которые куда-то спешат.

Мне нравится использовать в работах необработанное дерево. Тем самым я как будто фиксирую определенное место, где я нашла именно это конкретное дерево. В одной из работ я использовала корень из леса под названием Восьмидорожье: он находился напротив дома, где я жила в течение нескольких лет в Подмосковье. Сейчас я переезжаю, и объекты остаются символом того, что дом всегда остается с тобой, куда бы ты ни ехал.

Анна Марамыгина

За несколько дней до начала монтажа, когда вся экспозиция выставки была уже собрана, я оказалась на ярмарке молодого искусства Win-Win на Винзаводе и увидела там керамику Марамыгиной. На стенде домиков было много: около десяти, они все были разные и куда-то «разбегались» на глазах. Я решила, что именно ее работы станут важным дополнением выставки; Анна рассуждает о поиске корней через четкий визуальный образ.

Кружевные истории Артема Ляпина

Несколько лет назад в Иркутске у Артема Ляпина была персональная выставка «Здесь когда-то жил»; в Нижнем мы показываем работы именно оттуда. Здесь его карандашная графика, коклюшечное кружево, которое художник освоил сам по видеоурокам, и двусторонний ковер. Орнамент в его работах складывается из переплетения маленьких палочек, снежинок, звезд: как будто это плел какой-то мифический паук. У Артема была мечта сплести из кружева гигантский дом: может быть, когда-нибудь он ее осуществит.

На этой выставке мы увеличили масштаб его графики с помощью цифровой печати на ткани. Полотна уходят наверх, подчеркивая воздушность самого пространства Терминала.

Как-то спустя шесть лет отсутствия в родительском доме мне пришлось туда вернуться. И когда я вернулся, то не обнаружил своего дома, поскольку за все эти годы там складывался свой быт. Тогда я начал думать о том, где мой дом сейчас, и что вообще такое дом — в этот момент пришла мысль про передвижные дома кочевых народов. Так я начал ткать ковры со своими символами потерянных домов, чтобы везде было ощущение, что я нахожусь в безопасном месте.

Артем Ляпин

Ваца: город как лучший друг

Фото: Анатолий Козьма

Дальше нужно подняться на третий этаж, где спрятана работа художницы Вацы, которая живет и работает в Нижнем Новгороде. Здесь, в Терминале А, находится ее мастерская. Ваца написала письмо своему дому (текстильный объект), и зритель может тоже сесть за стол, и с видом на Волгу написать свое письмо домой, отправив его в почтовый ящик без адреса. Очень интересно, сколько писем окажется в ящике к концу выставки.

Моя интимная зона настолько широковата, что домом для меня, пожалуй, является целый город. Он мой лучший друг, он мой очень старший брат, он мой учитель и вечный соавтор. Мне часто кажется, что моя главная работа и непрекращающийся арт-проект — это просто с любовью глядеть на него, что бы он мне ни показывал.

Ваца

В рамках экскурсий можно попасть в другое здание Красной Слободы — заброшенное общежитие, которое пустует с 80-х годов. В комнате, которую выбрала для инсталляции Ваца, сохранились предметы из прошлой жизни, какие-то наклейки и плакаты; здесь художница создала полотно в технике пэчворка. Она купила семь килограмм вафельных полотенец ивановских фабрик — каждый год их производят в огромном количестве и они расходятся по миллионам кухонь страны. Из их орнаментов Ваца собрала надпись «Нас выбирает»: по ее убеждению, не мы выбираем свой дом, это он выбрал нас когда-то. Родное место формирует нас и будет с нами всегда, куда бы мы ни перемещались.

Я по-прежнему люблю всю эту российскую аляповатость: занавески, прихватки, салфетки формировали мой вкус задолго до того, как я узнала, что на свете вообще существуют картины. И да, это все тоже является частью земли, зачем-то выбравшей меня — а значит, это не может быть от меня отделимо.

Ваца

О теме дома в творчестве художников

Часто молодые авторы начинают свой путь с разговора про семью, про себя, про найденный семейный архив — для многих это личная отправная точка. Для меня этот дискурс имеет особое значение: у меня всегда был свой дом, конкретное место, и никогда больше чем на месяц я не уезжала из Москвы. Но очень интересно наблюдать за тем, как художники работают с темой дома: она становится объединяющим звеном большого количества разных художественных практик.

Фото: Анатолий Козьма

Текст подготовила Дарина Грибова.

Мы используем куки, чтобы запоминать ваши предпочтения и информацию о сеансе, отслеживать эффективность рекламных кампаний и анализировать анонимные данные для улучшения работы сайта. Нажимая на кнопку "Принять куки" вы даете согласие на использование всех куки.